Ростов-на-Дону Понедельник, 17 Декабря
Общество, 16.11.2018 15:10

Ростовский Оливер Твист рассказал, как находчивые предприниматели зарабатывают на бездомных

Ему чуть больше тридцати лет. Родителей давно нет в живых. Есть несколько родственников, с которыми Егор не общается, есть друзья — это его опора.

Воспитывался в детском доме. В семнадцать оказался на улице. Быстро истратил все деньги, что положены ему от государства (это более 1 млн. рублей) и остался ни с чем. Впрочем, было все: игромания, наркотики, алкоголь. Конечно, женщины. Потом суд, тюрьма и горький, унылый период жизни в бараке. Но Егор не унывает. Последние 10 лет живет, где придется. Если получится что-нибудь своровать или кого-то ограбить — останавливается в хостеле, в самом дешевом номере за 400 — 600 рублей. Нет денег совсем — ночует на лавочке в парке или у знакомых. Сейчас, когда наступили холода, договорился пожить в одном из общежитий Ростова-на-Дону.         

Первое знакомство

Во время первой встречи Егор говорил, что социальные работники его обманули — продали положенную ему квартиру в одном из районов Ростовской области, оставив сироту ни с чем. На второй встрече я услышал новую историю: дескать, его, честного парня, подставили, обвинив в ограблении сельского магазина. Вернувшись из мест не столь отдаленных, он понял, что собственного жилья ему не видать, как своих ушей. Есть и третий вариант «прошлого»: деньги от государства он все-таки получил, но большую часть проиграл в игровых автоматах, а остальные потратил на наркотики, выпивку и другие развлечения. Наверняка, существует еще одна story, но так ли она важна? Все, что рассказывают такие, как Егор, стоит делить на десять. 

Ложь, страсть к бродяжничеству и криминальные наклонности — пороки, которые, словно с молоком матери, передаются сиротам. Пороки, ломающие им жизнь. Привычки, не позволяющие встать на ноги. Общество их не принимает.

Факты говорят о том, что большинство сирот, оказавшись после детского дома на улице, попадают за колючую проволоку. Лишь единицы из них выбиваются в люди или социализируются. Мой герой до сих пор балансирует между свободой и несвободой. И ему это, кажется, нравится.

Перед вами подлинная история Оливера Твиста из Ростова-на-Дону. По понятным причинам редакция не раскрывает его настоящее имя. Все совпадения случайны. 

«Я уравновешиваю этот мир» 
  
На Пушкинской он останавливается возле одной из лавочек и, не без гордости, говорит:

«Здесь все произошло. Она буквально выпала вон из того ресторана, - показывает на дорогие заведения, которые светятся на обочине, - Пьяная была. Сильно. Я подсел к ней. Смотрю, а там... матерь божья! Золотых украшений — килограмм. На руках кольца, на шее - цепочка. Приобнял барышню. Начал снимать кольца. Одно забрал легко — оно прям соскользнуло с ее пальца, принялся за второе — никак. Решил уходить...»

Спрашиваю: 

«Что сделал с украшением?»

Смеется:  

«В ломбард сдал. Заработал почти 8000 рублей».

«Не стыдно тебе?» - продолжаю я.

«Нет. А почему мне должно быть стыдно? Сегодня ты приобрел, завтра — потерял. Точно так же и она, - улыбается Егор, - Пойми, я уравновешиваю этот мир».

Рабочий дом

Сидим в ресторане. Мой герой жадно уплетает шашлык, запивая еду пивом.

«Ел сегодня что-нибудь?»

«Нет», - качает головой Егор. 

«Расскажи, что ты делаешь, когда остаешься совсем без денег? Когда «голяк» и вариантов, чтобы остаться у кого-нибудь на ночь, нет?»

Ростовский Оливер Твист смотрит на меня весело, с какой-то ехидной улыбкой. Он не теряет бодрость духа. Все так же иронично он продолжает:

«Ночую на лавке в парке им. Горького».

«Холодно же...»

«Угу. Две недели назад так и получилось. Долго бродил по Ростову-на-Дону, согревался водкой, потом упал на лавку и задремал. Просыпаюсь — жесть. Замерз ужасно. Тело не слушается. В таких случаях надо резко вставать и начинать двигаться».

«А еще какие варианты, кроме ночевки на улице?» - не унимаюсь я.

«Выход есть всегда. Часто иду в Рабочий Дом».

«Что это такое?»

Покончив с курицей, Егор продолжает:

«Предприимчивые люди, люди с мозгами, набирают бездомных, пускают их в частный дом, - Оливер Твист делает большой глоток пива, - Кстати, бухать там нельзя. Вообще». 

Он внимательно рассматривает пустой бокал, который только что осушил.

«Там надо много и тяжело работать. Денег за это почти не платят, зато дают крышу над головой и трехразовое питание».

Егор делает паузу, явно что-то вспоминает. 

«И много в Ростове таких Рабочих Домов?» - уточняю я.

«Достаточно», - расплывчато отвечает он.

Видно, что говорить на эту тему он не хочет.

«Как там обращаются с бездомными?»

«Как с рабами. Часто кричат, но, конечно, никого не бьют, - говорит Оливер Твист, - Просто работа тяжелая. Иногда с утра до вечера или болгаркой работаешь, или цемент таскаешь, или траншею копаешь».

Мы еще долго гуляем вдвоем по Ростову. Он рассказывает мне про город, по которому бродит уже много лет. Видно, что мой герой знает здесь каждую подворотню, все выходы и входы, любое заведение. Конечно, Егор специфический экскурсовод, но кто еще покажет мне, новичку, приехавшему две недели назад в Ростов-на-Дону, этот мегаполис глазами бездомного.

Возле гостиницы, где я остановился, тепло прощаемся с Оливером Твистом. Сегодня Егору повезло — его ждут в общежитии друзья. Но уже завтра его день начнется с того, что ему придется решать, где провести следующую ночь. А главное - где найти деньги на еду. 

Продолжение следует...

Виктор Гарин, специально для издания «Блокнот Ростов».

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (908) 510-40-41 (Viber, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников. Подпишись на нашу группу www.instagram.com/bloknot.rostov. Наш сайт в соцсетях: ОдноклассникиFacebookВКонтактеTelegram.
Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону
Ростовбездомныесирота
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое